БЕЛОЕ ЗОЛОТО РОССИИ
Опубликовано в №4 2007 год
Лео Костылев, Понедельник 21 Февраль 2011 - 19:40:18

В России до сих пор любят предсказывать погоду по приметам. Например, если в какой-то определённый день выпал снег, то зима будет холодной, или если тогда-то светило солнце, то и всё лето будет тёплым. Я тоже придумал примету: если очередь на финской границе превышает 25 километров, значит, Новый год не за горами. Только в отличие от народных, моя примета действует безотказно уже на протяжении многих лет. Очереди стоят, водители варят в кабинах своих фур картошку и кофе, относят продукты их переработки на обочину международной трассы Е18, которую смело можно назвать самой засранной магистралью Европы в прямом и грубом смысле этого слова. Но самое удивительное, несмотря на то, что Россия так любит жить по приметам, помнит и чтит их, учитывает в расписании своей жизни, в этой же самой стране зима всегда наступает внезапно, техника не готова к уборке снега, а отопительная система к холодам.
Не является исключением и российская таможня, которая каждый год с удивлением обнаруживает увеличение транспортного потока в осенние месяцы года. И едут комиссии из Москвы разбираться, что да как, и решать, как дальше будем жить. А граница тем временем простаивает. А люди, и без того загнанные в нечеловеческие условия, звереют ещё больше, финские жители не решаются ездить по дорогам, половина которых заняты российским грузовым транспортом, а где-то в глубине российских просторов предприниматели на грани нервного срыва ждут вестей с границы. Прошёл груз или нет? А когда? Может быть, завтра? Ой, хоть бы завтра! А то сезон закончится, что я с этим товаром делать буду! Странное это место – граница. Россия как не производила ничего со времён незапамятных, так и не делает этого, а теперь возможности для этого ещё меньше, чем когда-то. Чтобы что-либо производить в современном мире, нужны многомиллионные инвестиции, а отдача от них в производственной сфере весьма далека от ставок российских кредитов. Вот и получается, что, с одной стороны, в соседнем Китае уже производят всё то, что все мы, остальные жители планеты можем купить и использовать, а с другой стороны и объективных-то причин для открытия производства в России просто нет. И, тем не менее, импортные пошлины, которые и тормозят грузовики на границе, не только не снижаются, но растут. Причём, явочным порядком. Взять, например, хотя бы текстиль. Закон предполагает для текстильных изделий 20-процентную пошлину с оговоркой, что всё же не менее 2 Евро за килограмм. Но тот, кто возил текстиль через границу, знает, что даже по такой грабительской цене текстильные изделия в Россию не ввезти. Почему? Поди, знай! Футболка, сшитая в Китае или Индии и стоящая менее доллара, на российской границе превращается в изделие, в составе которого должно находиться золото, а не хлопок! Теперь становится понятной фраза Брежнева о том, что хлопок – это наше «белое золото». Стоимость таможенной пошлины превышает в два раза стоимость самого изделия, и в ответ на удивлённые глаза, таможенный инспектор лениво предлагает судиться с ними и доказывать свою правоту. Да кто ж в России станет судиться с чиновниками? Такие люди вымерли сразу же вслед за динозаврами. Поначалу мне казалось, что не обоснованные ничем такие высокие пошлины являются произволом конкретных инспекторов на местах, однако, с течением времени, я обратил внимание, что в какую бы таможню не обращался, с какими бы людьми не разговаривал, цена остаётся всегда неизменной. Значит, существует какая-то негласная договорённость о величине таможенной пошлины на текстильные изделия. Поскольку таможня является государственной организацией, а её служащие государственными чиновниками, то это означает, что государство само в нарушение своих же законодательных актов завышает, а точнее создаёт барьер для импорта этих изделий. В чём же логика? Где-то в России растёт и развивается текстильный бизнес, единственной проблемой которого является импорт? Нет, такого бизнеса нет и быть не может! В Иванове десять тысяч ткачих останутся без работы? Но если бы пошлина хотя бы взималась в рамках закона, то на деньги, полученные от импорта текстиля, ткачих можно было бы переквалифицировать, а тех, кто уже не способен, содержать на пособии. Конечно, всё это можно было бы сделать. Но… Текстиль едет в Россию совсем другим путём и, к сожалению, будет ехать и далее. Обогащая не Россию и потерявших работу швей, а тех, кто придумывает в рабочее время искусственные преграды, а в свободное – помогает их же преодолевать. А нам, предпринимателям, остаётся лишь удивляться их изобретательности. И надеяться, что в Новом году всё будет по-новому, по-другому. А будет ли?


эти данные от Журнал "Лидер МАПП"
( http://leader.iapp.ru/e107_plugins/content/content.php?content.12 )